Раса как политический фактор. Часть 4-я

Джон Уолтер Грегори
Лекция в Конвей Холле 15 aпpeля 1931г.

Часть IV. Проблема расового скрещивания

Сила гибридов

Гибридизация во многих случаях приводит к рождению потомства, более сильного, чем оба родителя. Эта сила гибридов известна под названием гетерозиса. Предлагаются разные физиологические объяснения, например, такое, что гибриды расходуют меньше энергии на выработку семени, но обычно усиление объясняют наследственностью, заимствованной из двух разных источников.

Эта сила среди людей является следствием смешанных браков между представителями разных национальностей, как и при скрещивании домашних животных и растений.

Скрещивание в растительном и животном мире

Есть предел различий между родителями, начиная с которого может быть обеспечен гетерозис. Благоприятно скрещивание близко родственных типов. Австралийские овцеводы и коневоды убедили меня, что нет смысла скрещивать очень разных животных. Потомство в этих случаях бывает слабым и может варьировать в неожиданных и нежелательных направлениях.

Говоря языком животноводов, гибриды имеют «хаотическую конституцию» и их скрещивание не дает надежных и удовлетворительных результатов. Большинство наших улучшенных сортов сельскохозяйственных растений выведено путем скрещивания подходящих типов с последующим отбором. Скрещивание растений, достаточно близких, но имеющих заметные различия, может дать бесплодное потомство.

Приложимо ли это правило к человеку – предмет спора. Мнения высказываются совершенно противоположные. Профессор Э. Б. Рейтер, например, вообще отрицает наличие такого правила. Поэтому следует начать с доказательств, собранных на примерах растений и животных в результате опытов, проводившихся под строгим контролем.

В. О. Фокке подвел итоги длительных наблюдений за скрещиванием растений. Утверждая, что гибриды отличаются вегетативной силой, он замечает: «Гибриды между типами со значительными различиями часто бывают довольно слабыми, особенно в молодом возрасте, так что саженцы трудно вырастить. Гибриды же между видами или сортами, более близкими друг к другу, как правило, высокие и мощные».

Даже когда гибриды между разными видами обладают большой вегетативной силой, их рост может быть неправильным, а цветы бесплодными. Граветт вывел гибрид редиски с капустой, большой, но бесплодный.

Герберт Спенсер считал доказанным фактом, что «в то время как смешанные породы часто бывают больше ростом, чистые породы более устойчивы, их функции не так легко вывести из равновесия».

Я опубликовал длинное письмо Герберта Спенсера князю Ито, премьер-министру Японии, в котором излагается этот принцип. Приведу отрывки, поясняющие его аргументацию. «Есть множество доказательств, собранных как на примерах смешанных браков между людьми разных рас и скрещивания животных, согласно которым, если смешиваются типы, различия между которыми переходят определенную границу, результат в дальней перспективе неизменно бывает плохим…

Если речь идет о разных породах овец и скрещиваются очень непохожие, то результат, особенно во втором поколении, получается плохой – возникает непредсказуемая мешанина признаков, которую можно назвать хаотической конституцией… Если вы смешаете конституции двух очень разных пород, приспособленных к очень разному образу жизни, вы получите конституцию, не приспособленную ни к какому образу жизни, ни к каким условиям».

Классический современный труд «Узкородственное и неродственное размножение» Эдвина М. Иста и Дональда Ф. Джонса, монография по экспериментальной биологии, 1919, излагает эту проблему в деталях. Авторы заявляют (на стр. 255):

«Наш первый вывод может считаться возражением против смешения рас с явно различными характерными признаками, особенно если одна из них, несомненно, низшая».

Они думают, что «при смешении желтой и белой рас можно не бояться плохих последствий, чего нельзя сказать о смешении желтой и черной и белой и черной рас» (там же, с. 255). Они признают достоинство правильного скрещивания и указывают на дефекты скрещивания слишком непохожих рас. Они утверждают, что “гибридизация крайне различных рас нежелательна по причине невозможности вновь обрести достоинства сходных рас, но гибридизацию близко родственных рас можно считать почти что предпосылкой быстрого прогресса, потому что результатом такой гибридизации бывает та меренная степень изменчивости, которая делает возможным рождением гениев”.

Они дают такое же объяснение плохих результатов скрещивания очень разных рас, что и Герберт Спенсер. Они отмечают, что «реальный результат расового скрещивания в столь широком диапазоне – разрыв тех совместимых физических и умственных качеств, которые образовывали в каждой расе плавно работающее целое, возникшее после сотен поколений естественного отбора».

Профессор Девенпорт в своей статье «Результаты расового смешения» (Зап. Амер. Фил. Общ. том 56, 1917, с. 365) отмечает, что расовое смешение исследовано недостаточно, но он тоже придерживается того взгляда, что «любая стабилизировавшаяся в своем развитии раса, вероятно, хорошо приспособлена к условиям, в которых она живет, и все ее элементы и функции гармонично согласованы».

В качестве иллюстрации он приводит результаты своих опытов на курах. Он скрестил леггорнов, которые откладывают яйца непрерывно и никогда их не высиживают, с породой брама: куры этой породы откладывают большое число яиц, высиживают их два-три раза в год и очень заботятся о цыплятах. Гибридные куры хорошо несутся, выводят сколько·то цыплят, а потом усаживаются на насест и просто откладывают яйца, а цыплята погибают от голода и отсутствия заботы. Вывод: этот гибрид неудачен и с точки зрения яйценосности и в плане ухода за цыплятами.

Чтобы опереться на авторитетное мнение, я обратился к профессору Крю, директору института генетических исследований Эдинбургского университета. Он любезно ответил, что мнение о неудовлетворительных результатах скрещивания очень разных родителей превалирует среди генетиков и в настоящий момеит остается в силе все, что писали Ист и Джонс.

Скрещивание человеческих рас

Вывод о неудовлетворительных результатах скрещивания очень разных родителей подкрепляется и наблюдениями над человеческими видами, но всегда бывают исключения, и к индивидуальным случаям следует относиться с осторожностью. На результаты смешанных браков сильно влияют среда и забота родителей. Полукровки обычно происходят из низших классов, и высшие классы обеих рас их презирают, поэтому они с детства сталкиваются с предрассудками и дурным отношением, что часто считается причиной неполноценности полукровок.

С другой стороны, часто отмечают, что дети китайцев и европейских женщин отличаются здоровьем и умом. В этих случаях отцы, вероятно, принадлежали к высшему типу, а, будучи социально изолированными, они были необыкновенно заботливыми родителями; у этих детей были исключительно хорошие шансы по сравнению с детьми женщин того же класса.

Какими бы ни были особые условия, общий опыт показывает, что смешанные браки между родственными народами дают сильное и способное потомство. Европейские нации это большей частью смеси тевтонской и альпийской субрас или альпийцев и южных европейцев.

Мы, британцы, – смесь кельтов, саксов, норманнов, датчан, с примесью римских легионеров и постоянным притоком иммигрантов со всех концов Европы. Британия была «плавильным котлом», пользуясь выражением 3ангвилля, и слила эти составляющие в однородную нацию. Аналогичным образом поглощение различных монголоидов племенами завоевателей той же расы привело к формированию китайского народа, а бесконечное разнообразие смесей европейских и азиатских кавказцев привело к появлению ряда преуспевающих наций. Профессор Рейтер считает, что мулаты в США выше негров, но он ориентируется на интеллектуальное меньшинство, вроде 139 американских негров, перечисленных в справочнике «Кто есть кто в цветной Америке» за 1916 год.

Профессор Рейтер объясняет превосходство мулатов длительным половым отбором. В служанки брали самых умных и привлекательных негритянок, и от них родилось большинство мулатов. Лучшие из мулаток предпочитали выходить замуж за белых, а не за черных. Он иллюстрирует этот процесс примерами 143 членов Национальной негритянской бизнес-лиги; почти все они были женаты на женщинах с более белой кровью, чем у них самих.

Профессор Рейтер считает, что белые, черные и мулаты обладают в целом примерно одинаковыми способностями.

Гибриды между первичными расами, которые считаются удовлетворительными, включают в себя франко-канадских путешественников и охотников, у которых много индейской крови; полудатчан-полузскимосов в Гренландии; гибриды голландцев с готтентотами; гриква в Юго-Западной Африке; гибриды хамитов и негров в Судане; минь-хуонг, франко-аннамитов Французского Индокитая; южно-американские смеси испанцев и португальцев с неграми и южноамериканскими индейцами и островитяне острова Питкерн, потомки девяти английских матросов и пятнадцати таитянских женщин. Но этих случаев недостаточно, чтобы опровергнуть биологическое правило, так как в ряде из них, например, в случае с островитянами острова Питкерн матери были индонезийками, т.е. принадлежали к тем же коричневым кавказцам, что и гавайцы и маори, и жили в столь здоровых условиях, что преодолевались дурные последствия близкородственных браков. В других случаях из приведенного выше списка многие ученые не считают результаты удовлетворительными.

Вывод, согласно которому потомство смешанных браков между людьми разных рас слабее родителей, подкрепляется вескими доказательствами. Майор Леонард Дарвин, председатель Евгенического общества, в письме премьер-министрам доминионов, участникам Имперской конференции 1923 года сослался на учение, согласно которому «смешение очень разных рас может привести к появлению типов, низших по сравнению с обеими исходными расами. Все уверены, что результат смешения именно таков во всех случаях». Это мнение имеет широкую поддержку в Америке. Его разделил также лорд Брюс, который писал со всей авторитетностью политика, путешественника и историка: «Когда две расы физиологически близки одна к другой, результат смешении хороший, если же они далеки друг от друга – менее удовлетворительный. Я имею при этом в виду не только то, что он ниже уровня более высокой расы, но и что он не всегда и не явно лучше низшей расы». Он добавляет: «Но смешение белых и негров или белых и индусов или американских аборигенов и негров редко дает хорошие результаты. Гибридные типы, пусть они и не уступают по физической силе ни одной из рас, от которых они произошли, явно менее стойки и, как утверждают некоторые наблюдатели, могут вымереть, если не вступят в брак с представителем или представительницей той или иной из исходных рас».

Смешанные браки скандинавов и лопарей – хороший пример, так как шведы – чистые тевтоны, а лопари-монголоиды. Профессор Ион А. Мьоэн, профессор лаборатории Виндерен, Осло, долго изучал полукровок, гибридов шведов и лопарей. В 1921 году он выступил с предостережением против смешения очень разных рас. Благодаря любезности доктора Элдона Мура я ознакомился с текстом недавнего доклада д-ра Мьоэна на тему «Расовое смешение и железы», прочитанного на 9-й конференции Международной федерации евгенических федераций в 1930 году. В своем докладе он сравнил 600 шведов, 600 лопарей и 300 гибридов. Полученные им результаты показывают, что гибриды ниже по ряду физических черт и по умственным способностям.

Он упомянул также о народе, известном в Скандинавии под названием «татар». Это «большей частью бродяги, нищие, бездельники и преступники». «Целые семьи этой гибридной народности, – сказал он, – заполняют наши тюрьмы и сумасшедшие дома». Он объясняет их вырождение тем, что это «плохая расовая смесь со всеми характерными чертами гибридов с нарушенным балансом». Он закончил тем, что «серьезные возражения против смешения очень различных рас могут быть выдвинуты эндокринологами».

Он процитировал также норвежского ученого, д-ра Халлфдана Брюна, который «пришел К твердому убеждению, что браки между лопарями и норвежцами одинаково плохи для обеих сторон».

Результаты расового смешения между неграми и белыми анализируют Девенпорт и Стеггерда (Публикации института Карнеги, ом 395, 1929, 516 стр.) на базе наблюдений на Ямайке 100 взрослых чистокровных негров, 100 белых и 100 полукровок, все одинакового социального положения, а также 1200 детей. Авторы приходят к выводу, что очень большой процент гибридов «оказывается неспособным использовать свои природные дарования». Профессор Девенпорт в 1917 году завершил свой доклад на тему «Расовое смешение» словами:

«Подведем итог. Смешение обычно вызывает дисгармонию всего: физических черт, мышления, темперамента, а это означает и дисгармонию со средой. Смешанный народ плохо консолидирован, это недовольный, беспокойный, несостоятельный народ. Удивительно, сколь высокий уровень смертности в среднем возрасте в этой стране объясняется таким нарушением физического баланса и сколько преступлений и болезней связано с нарушениями умственной деятельности и дефектами темперамента».

Это сказано о смешении представителей европейских наций. А результат смешения представителей разных рас считает неудовлетворительным профессор Карр-Сондере, который утверждает, что смешение «между явно различными разновидностями, такими как белые и негры, может вызвать временный гетерозис, «увеличение сил, но оно оказывается нестойким в последующих поколениях. Кроме того, каждый тип, вроде тех, что мы взяли для примера, имеет ряд характерных комплексов, сложившихся на протяжении веков отбора и совместимых друг с другом, а смешение разрушает эти комплексы».

«Результаты смешения сходных разновидностей, – говорит он, – могут не быть неблагоприятными. Поскольку в таких случаях различия между скрещивающимися расами не очень велики, результаты обычно генетически благоприятны».

Хотя при рассмотрении такой проблемы индивидуальный опыт может показаться малозначащим, я хочу упомянуть о двух случаях, в которых мои собственные наблюдения совпадают с общим мнением. Мое впечатление от посещения ряда американских учреждений, где я видел много полукровок, сводится к тому, что физиогномическое разнообразие этих гибридов говорит о наличии у них физиологических нарушений.

Второе наблюдение. До моей первой прогулки по многолюдным улочкам бедных кварталов Калькутты я не понимал, насколько правильно определение бенгальцев как смеси монголоидов с дравидами. Я тогда с удивлением отметил, сколь сильно выражен монголоидный элемент. Этим объясняется, почему народ, который сэр Фрэнк Янгхасбенд удачно описал как «ловких, быстрых, пылких бенгальцев», несмотря на большие интеллектуальные способности отличается столь необычной переменчивостью настроений и нестабильностью.

Возражения против межрасовых смешанных браков, надо помнить об этом, не относятся к бракам многих людей разных культур и даже разного цвета кожи. Браки многих индийцев с европейцами это не браки между представителями разных первичных рас, так как индийские арийцы – кавказцы. Евроазиаты – отпрыски представителей одной и той же расы.

(Примечание. Термин «евроазиаты» был предложен маркизом Гастингсом в 1820 году, и стал общепризнанным после его использования лордом Литтоном в 1878 году, пока не был официально заменен в 1911 году термином «англо-индийцы», который менее точен, поскольку так теперь именуются и гибриды с индийцами шотландцев, французов и португальцев, а не только англичан.)

В итоге весы общественного мнения, как мне кажется, склоняются в пользу той точки зрения, что доказательства опасности расового смешения достаточны для того, чтобы считать его крайне нежелательным. Однако это смешение имеет место в широких масштабах, которые будут еще шире.
Часть v. Две особые расовые проблемы

Негры в СШA

негры в сша

Я посвятил негритянскому вопросу в США свой доклад на географической секции Британской ассоциации в 1924 году. С тех пор ситуация изменилась, так как начали действовать американские акты об ограничении иммиграции 1921 и 1924 годов.

Эти акты – свидетельство того, каким образом, при сложных переплетениях современной жизни, оружие, брошенное с целью самозащиты, может вернуться обратно, как бумеранг, и поразить того, кто его бросал.

США долго держали двери открытыми для европейских иммигрантов, и более 1.14 миллиона иммигрантов приезжали в эту страну за один год. Так было, пока после мировой войны не поняли, что такое количество иммигрантов невозможно ассимилировать и они представляют собой серьезную опасность.

Общественное мнение было очень озабочено ростом преступности в связи с притоком иммигрантов. Сухая статистика нарушений ими закона вводила в заблуждение, потому что во многих случаях речь шла о нарушении правил, не связанном с морально осуждаемыми поступками. Причиной других преступлений были разные национальные кодексы чести. Случаи личного насилия были особенно многочисленны среди итальянцев, так как их национальные традиции требовали личной мести. Обращение к закону с целью пока рать за оскорбление считалось в Италии немужским. В соответствии с национальной традицией личной мести итальянские иммигранты в Америке предпочитали решать свои конфликты с помощью ножа и револьвера. Они легко становились рэкетирами, о которых стали много говорить в последнее время, но это занятие было известно и раньше, до его бума, связанного с бутлегерством. Многие из самых знаменитых гангстеров были итальянцы, другие использовали итальянских агентов.

США были также встревожены изменением национальности иммигрантов. Большинство из них раньше составляли британцы, немцы и скандинавы, но после 1882 года масса вновь прибывших принадлежала к латинской и славянской субрасам южной и Восточной Европы.

Акты 1921 и 1924 годов искусственно сократили в значительной мере пропорцию иммигрантов из южной и восточной Европы. Так число итальянских иммигрантов было сокращено актом 1924 года до 3895, греческих – до ста.

США имели серьезные основания для сокращения потока иммигрантов. По окончании войны коллапс промышленности в Европе и массовая демобилизация армий давали сильный импульс иммиграции. Консулы США докладывали, что в 1922 году в Америку рвались несколько миллионов эмигрантов. Это нашествие могло стать катастрофическим, поскольку безработица и так была большой, и Конгресс принял меры о сокращению иммиграции. Иммиграция из Европы была сокращена актом 1921 года с населением миллиона до 357 803 в год; акт 1924 года сократил ее до 150 000. В апреле 930 дал предложен билль, сокращавший ее до 80.000, а билль, одобренный комитетом Палаты представителей в декабре 1930 года предлагал сократить ее до 20 000 недавно обсуждался билль о временной приостановке иммиграции США вообще.

Право США принимать такие меры, какие они считают необходимыми для контроля состава своего населения соответствуют международно признанным принципом, как и право Австралии про водить политику «белой Австралию). Различия в оплате труда в странах, расположенных вокруг Тихого океана, столь велики, что существующий в Австралии уровень жизни невозможно было бы сохранить при неограниченном допуске азиатской рабочей силы. Сравнение затруднено тем, что они могут включать в себя доплаты на жилье и пропитание, которые в Китае выдаются только когда цены поднимаются выше определенного уровня. Но, несмотря на эти факторы, цифры, названные мисс Мюриел Суон на конференции Тихоокеанского союза женщин в Гонолулу 9-19 августа 1928 г. показывают фундаментальное различие в зарплатах. Согласно этим цифрам, в настоящее время работницам платят за неквалифицированный труд в Австралии 25 центов, в Новой Зеландии 20-25 центов, в США 25 центов, на Гавайях 15 центов, в Японии 4 цента, в Китае 3 цента.

Зарплата в США и Австралии в шесть раз выше, чем в Японии, и в восемь раз выше, чем в Китае.

Реакция на акты об ограничении иммиграции в США была сильной и неожиданной. Потери доходов от перевозки иммигрантов стали тяжелым ударом для трансатлантического пароходства. Быстрей всего повлияли эти акты на внутренние расовые проблемы. Фирмы-изготовители и крупные промышленные организации северных штатов обратились к южным штатам, чтобы кем-то заменить иммигрантов. Нехватка рабочей силы привела к массовой миграции негров на север, что встревожило южные штаты, где уменьшились резервы рабочей силы и выросли зарплаты. Негры стали расселяться по северным промышленным центрам, что усилило тенденцию к смешению рас.

В 1924 году альтернативными вариантами решения негритянской проблемы были ассимиляция и сегрегация. Сохранение различий при совместном проживании представлялось в дальней перспективе практически невозможным, а ассимиляция негров в прочем населении казалась неизбежной, хотя некоторые меры по сегрегации принимались. Процент негров в остальном населении США точно не определен. Я исходил из того, что в 1924 году негров было около 12 миллионов при населении США 105.700.000 или примерно один негр приходился на 7Y:z-8 белых. Согласно другим данным, негров девять миллионов; называют также цифры десять миллионов негров и два миллиона мулатов. Есть и более высокие оценки.

В 1625 году на территории нынешних США было всего 22 негра; в 1790 году, при первой переписи, их насчитали 757208 или 239 негров на тысячу белых. Негры составляли тогда 19,3% всего населения. В течение XIX века число негров и белых американцев увеличивалось примерно в одинаковом темпе. Число негров увеличил ось на 663,3%, белых – на 693%.

К 1920 году число негров увеличилось до 10463131, а их пропорция уменьшилась до 111 на тысячу белых или до 9,9%. Это сравнительное уменьшение породило мнение, что оно будет продолжаться и сделает негритянскую проблему менее важной.

Однако уменьшение процента негров в населении США было вы· звано притоком европейских иммигрантов, а с уменьшением их численности и улучшением санитарных условий жизни негров они, согласно статистике, стали жить дольше, и следует ожидать, что процент негров в США будет увеличиваться.

Если бы негры были ассимилированы в их нынешней пропорции, США стали бы нацией октеронов. Основываясь на личных наблюдениях, я, хотя и высоко оценивал замечательные качества негров, считал результаты широкомасштабного смешения негров с кавказцами столь неудовлетворительными, что высказал в 1924 году мнение, что это было бы катастрофой для человечества. Этого, как я тогда думал, можно было бы избежать путем частичной сегрегации, сосредоточив негров в определенных зонах, где, по мере увеличения их численности и улучшения здравоохранения и образования, можно было бы повысить их статус, дать им политические привилегии и власть. То, что политику сегрегации одобряли в США, подтвердил позже Дж. А. Спендер, который заявил: «Налицо почти полное единодушие относительного того… что необходимо сохранить сегрегацию негров теперь, когда их число достигло десяти миллионов. Главная идея – сохранить белую расу в чистоте, и никакая аргументация или теория эту идею не опровергает».

Американцы боятся, что европейские иммигранты не ассимилируются, а негры ассимилируются. Они понимают трудности политики сегрегации из·за большого числа полукровок, которых трудно отнести к неграм. эту трудность можно преодолеть с помощью такого способа сегрегации, при котором сосредоточение негров в определенных зонах поощрялось бы путем предоставления им особых политических привилегий. Анализируя эту проблему в 1924 году, я рассматривал возможность того, что о временем американская федеративная система может быть модифицирована с образованием особых подгрупп штатов. Понятно, что 12,5 миллионам жителей штата Нью-Йорк когда-нибудь надоест, что у них в Сенате столько же представителей, что и у 9 тысяч жителей штата Невада или 238 тысяч жителей штата Делавэр. Если по какому-нибудь вопросу интересы 26 миллионов жителей штатов Нью-Йорк, Нью-Джерси и Пенсильвания вступят в конфликт с интересами миллиона жителей штатов Невада-Аризона и Айдахо, три восточных штата могут выступить против равного представительства в Сенате трех штатов Скалистых гор.

Несостоятельность попыток навязать одну и ту же систему контроля качества продуктов питания штатам Нью·Йорк и Айдахо очевидна уже теперь. Целесообразно было бы создать подгруппы штатов, чтобы обеспечить их более независимое развитие в соответствии с их особыми географическими условиями.

Австралия тоже испытывает трудности по причине жестокости федеративной системы, так как распределение финансов, удобное для восточных штатов, не устраивает Западную Австралию, где уже обсуждается вопрос о выходе из федерации.

Создание в США автономных негритянских провинцией оказалось более трудным делом, чем это казалось в 1924 году, несмотря на уверения мистера Спендера, будто американское общественное мнение настроено в пользу сегрегации негров. Ограничение иммиграции стимулировало расселение негров по северным промышленным штатам. Подгруппы штатов могут никогда не образоваться или образоваться лишь тогда, когда уже будет поздно повлиять этим способом на решение негритянской проблемы. Однако и теперь, как и в 1924 году, это представляется мне единственной альтернативой ассимиляции негров. Идея, что какое-либо смешение негров с европейцами может иметь место, решительно отвергалась тогда общественным мнением. Меня постоянно уверяли, что это дело прошлое, что этого больше не происходит, и негры, и белые против этого. Р. Р. Мотон, преемник Букера Вашингтона на посту директора колледжа Таскиги, заявил: «Что касается смешения, о очень немногие этого ожидают; еще меньше людей, которые хотят этого; никто не выступает за это и лишь постоянно сокращающееся меньшинство практикует смешение, и то тайком. Общепризнано с обеих сторон линии, разделяющей людей по цвету кожи, что лучше всего для обеих рас оставаться этнологически различными».

Вероятно, мало браков заключается между чистыми белыми и чистыми неграми, и смешение теперь имеет место благодаря обычаю представителей смешанной расы заключать браки с лицами более чистой крови, чем они сами.

Хотя я высказывался в 1924 году за сегрегацию негров как альтернативу их ассимиляции, многие американские социологи считают последнюю неизбежной. Так Э. Конклин заявляет: «Сколь бы ни были сильны в настоящее время антипатии к подобному расовому смешению, мы остаемся при убеждении, что через несколько сотен лет лица чужой расы и крови вольются в нашу расу, а мы – в их расу». «Гибридизация человеческих рас продолжается и будет приобретать все больший размах… Полная изоляция больше невозможна и постепенное смешение человеческих рас неизбежно». Профессор Рейтер говорит о проблеме американских негров: «Решения этой проблемы нет. .. Трудности исчезнут в результате ассимиляции». «Вследствие смешения негры как таковые исчезнут из состава населения, и расовая проблема будет решена».

Он отстаивал это мнение и в 1923 году: «Смешение рас будет продолжаться. Единственный эффективный барьер на пути к смешению рас это географическая разделенность». «Приток европейских крестьян, которые по своему социальному и экономическому статусу ненамного выше негров и не имеют социальных расовых предрассудков, будет способствовать усилению гибридизации. Расовая изоляция в современном мире невозможна и неограниченное смешение рас неизбежно. Нравится кому-то эта идея или нет, тем не менее факты таковы, что американские негры растворятся в остальном населении».

Возможность ассимиляции усилилась вследствие ограничения иммиграции. Сегрегация потребовала бы сознательного проведения заведомо трудной позиции. А для ассимиляции ничего не надо делать – достаточно плыть по течению. Тенденция событий и общественного мнения указывает на то, что в конечном счете возможно растворение негров в остальном населении США.

Статус нeгpoв в Африке

Британская империя сталкивается с самыми трудными расовыми проблемами в Африке, где более столетия длится острый конфликт между двумя политическими линиями. Буры основали в Южной Африке колонии, где они использовали труд негритянских рабов. Миссионеры выступали за полную отмену рабства и предлагали, чтобы Южная Африка развивалась в виде нескольких свободных туземных государств, при вождях которых состояли бы советники-миссионеры, как было на Мадагаскаре до завоевания его Францией. Противоречия между британскими миссионерами и бурами были непреодолимыми. После того, как Билль о реформах 1832 года передал на время политическую власть в руки союзников миссионеров, их политика была навязана Капской колонии. Буры бежали а север и создали новые государства, чтобы избежать того, что они считали большой несправедливостью. По наущению миссионеров ряд туземных государств был создан за границами бурских свободных государств, чтобы окружить их с севера. Эти туземные государства позже рухнули, и британское правительство признало бурские республики, но неудачная миссионерская политика породила в Южной Африке междоусобицу между бурами и британцами. Это старое противоречие сохраняется до сих пор, хотя терминология изменилась. Альтернативная политика теперь определяется как преобладание туземцев или белых поселенцев. Эти провокационные лозунги являются препятствиями на пути к проведению политики, целью которой было бы сочетание интересов обеих групп. Крайние варианты обеих позиций изложены в правительственной «Белой книге о политике по отношению к туземцам в Африке» (1930), где термин «преобладание», использованный консерватором·секретарем по делам колоний, вызвал напряженность и резкую оппозицию. Крайние притязания с другой стороны были выражены в требованиях ассоциаций поселенцев Кении и Северной Родезии и в письмах, вроде того, что было опубликовано в «Таймс» от 30 марта 1926 г. В нем заявлялось о решимости белых людей оставаться в Южной Африке и править ей и о том, что «никакие этические соображения, вроде прав человека, не должны стоять у них на пути». Более умеренные варианты двух политических линий изложил генерал Смэтс в своих лекциях памяти Родса (1929 год), а также авторы доклада комиссии по более тесному объединению колоний в Восточной и Центральной Африке (1927 год). Обе соперничающие политические линии основаны на том предположении, что из·за климата и болезней развитие Африки зависит от африканской рабочей силы. Поселенцы продолжают верить в то, что с неграми всегда надо обращаться, как с детьми, и обучать их лишь тому, что способствует более эффективному их использованию в качестве рабочих, а не засорять их головы идеями, которые они никогда не поймут. Генерал Смэтс, хотя он придерживается более широких взглядов на образование, считает, что «самый легкий, самый естественный и очевидный способ цивилизовать африканских туземцев это дать им приличную белую работу. Белая работа для них – лучшая школа, евангелие труда – самое спасительное евангелие». Генерал Смэтс исходит в своей политике из существования в тропической Африке, от Южно·Африканского Союза до экватора, широкой полосы земель выше 4000 футов над уровнем моря и площадью свыше миллиона квадратных миль, пригодных для европейской колонизации. Он рекомендует, чтобы эта зона развивалась белыми поселенцами, влияние которых должно распространяться за ее пределы и цивилизовать и воспитывать население туземных территорий. «Настоятельно необходимо, – говорит он, – освоение этих земель белыми поселенцами, способными и умеющими решать задачи развития, чтобы в конечном счете завоевать этот континент и удержать его для белой цивилизации». «Проводя активную политику колонизации этих высокогорных земель от юга до севера Восточной Африки, вы заложите основание будущего великого доминиона Империи. Дело африканской цивилизации будет прогрессировать гораздо надежней при проведении такой политики, чем какой-либо другой». Цивилизация Африки, настаивает он, требует европейской колонизации, которая обеспечит «стальной каркас всей амбициозной структуры африканской цивилизации». «Признавая, В принципе, что интересы туземцев должны учитываться в первую очередь, – продолжает он, – я продолжаю считать, что белая колонизация, при надлежащих предупредительных мерах, остается лучшим средством для того, чтобы сделать этот приоритет эффективным, ибо без широкомасштабной, постоянной европейской колонизации этого континента африканские массы никуда не двинутся, спорадические попытки цивилизации будут тщетными, Африка может снова погрузиться в доисторическую дремоту, и только заброшенные шахты и развалины фортов расскажут будущему о том, что здесь когда·то было. Мы будем иметь повторение Зимбабве, а не твердую надежду на улучшение жизни народов этого континента». Генерал Смэтс – решительный противник смешения двух рас. «Разделение белых и черных, – заявляет он, – необходимо для сохранения туземной культуры и традиций, здорового общества, расовой чистоты и общественного порядка. Смешение двух столь чуждых друг другу элементов, как белые и черные, приведет к пагубным социальным по· следствиям – моральному вырождению обеих рас, расовой антипатии и конфликтам и породит множество других форм социального зла. В таких великих делах, как раса и культура, только раздельное поселение и параллельное развитие учреждений может быть справедливым и соответствовать идеалам обеих частей населения». Промышленную сегрегацию он считает нетерпимой и неосуществимой. Разделение должно быть географическим. «В новой форме, – предсказывает он, – это должно быть тем, что в Южной Африке называется сегрегацией – отдельными учреждениями для двух элементов населения, живущих в своих отдельных зонах. Отдельные учреждения включаются в себя территориальную сегрегацию белых и черных. Если они живут вперемешку вместе, нецелесообразно создавать для них отдельные учреждения. Сегрегация учреждений предполагает территориальную сегрегацию». Он предполагает, что сегрегация в Южной Африке пока не по· лучилась из·за нехватки туземных трудовых резервов. Генерал Смэтс отвергает возражения против освоения белыми поселенцами нагорий Центральной Африки из-за их климата. Климат не препятствует развитию тропиков на средней высоте белыми при отсутствии туземного населения. Я согласен с этим мнением и давно его поддерживаю. Утверждение генерала Смэтса о необходимости географической сегрегации соответствует тому принципу, что удовлетворительное развитие страны белой расой зависит от отсутствия конкуренции со стороны цветной рабочей силы. Возможно, в тропической Африке большая белая колония может сохраниться только благодаря такой сегрегации, которая обеспечит физической работой менее удачливых белых. Как и в Индии, невозможно, чтобы меньшинство иностранных поселенцев и торговцев могло надолго сохранить свое господство, но если странам Западной Африки будет предоставлена возможность развиваться самостоятельно, они оправдают ожидания и возникнут более широкие рынки для более выгодной торговли, чем в том случае, если бы туземцам оставлялись только сельское хозяйство и неквалифицированный физический труд. Медленное занятие цветными мест рабочих, священников, а потом и специалистов, первоначально бывших монополий белых, подрывает позиции белых, и они постепенно вытесняются, за исключением не­многих экспертов, торговцев, фабрикантов, миссионеров, чиновников и иностранных политических представителей. Альтернативная политика, изложенная в докладе об уплотнении поселений и в книге Дж. Олдхэма «Белые и черные в Африке. Критическое исследование лекций генерала Смэтса», основана на том мнении, что наиболее важную роль в Африке должны играть африканцы, что они способны, под мудрой опекой, полностью развить ресурсы континента; что рабство недопустимо ни в каком виде; что принудительный труд дозволен лишь в исключительных случаях на общественно полезных работах и что ограничения, связанные с цветом кожи, несправедливы, ненужны и аморальны. Согласно этой школе, приоритет следует отдавать интересам африканцев, а в случае конфликта интересов белые поселенцы должны уступать. Сегрегация в Южной Африке считается неверной политикой, а условия, в которых живут там туземцы, столь ужасными, что растущее недовольство приведет к катастрофе. Примеры Западной Африки и Уганды приводятся в доказательство того, что управление через местных вождей и поощрение независимости туземных рабочих лучше всего для африканцев, позволит увеличить добычу сырья, необходимого Европе, и прибыли европейских торговцев. Конфликт между школами, представляющими интересы поселенцев и туземцев, в настоящее время обостряется. Он завел в тупик развитие Кении и привел к политическим волнениям в Северной Родезии. Этот конфликт в значительной мере вызван страхом перед отдаленным будущим и стремлением разработать формулы, позволяющие справиться с такими ситуациями, которые, может, никогда и не возникнут. По текущим практическим вопросам разногласий меньше. Предложенная генералом Смэтсом политика создания цепи белых поселений от Кении через Родезию до Капской колонии гармонирует с идеями лорда Лугарда и стремлениями кенийских поселенцев к занятию белыми нагорий Кении, долины которой будут оставлены туземцам. Обе стороны, в принципе, согласны учитывать требования туземцев. Генерал Смэтс говорит, что их, в принципе, надо учитывать в первую очередь. Он согласен также с тем, что в таких условиях, как в Восточной Африке, из-за различных интересов европейского меньшинства, многочисленных индийских торговцев и африканцев, парламентское правление нецелесообразно. Генерал Смэтс и мистер Олдхэм оба за создание консультативного совета как промежуточного звена между африканскими чиновниками и британским правительством. Обеим сторонам ясно, что наша африканская политика должна учитывать наши обязательства перед Лигой наций в том, что касается мандата на Танганьику, и что ни в одной колонии не могут быть приняты принципы, несовместимые с принципами Империи в целом. Несомненно, разногласия по ряду вопросов есть. Кения испытывает дефицит туземной рабочей силы, и поселенцы требуют, чтобы с учетом капиталов и труда, вложенных ими в эту страну, им разрешили использовать любую имеющуюся рабочую силу. Будущее процветание этой колонии зависит от увеличения трудовых ресурсов в результате умножения местного населения и их быстрое увеличение возможно только на этой основе. В Северной Родезии главная проблема тоже связана с тем, что квалифицированной работой могут заниматься только белые. Генерал Смэтс предложил решение этой проблемы. При любой системе сегрегации городским образованным туземцам должно быть разрешено селиться среди белых. Если согласиться с этим принципом, который рекомендуется применить в Родезии, чтобы удешевить добычу сырья, туземцы постепенно будут осваивать различные виды квалифицированного труда. Поскольку налицо достаточная степень согласия о фундаментальных принципах политики в трудовой сфере, обе стороны рассчитывают на разумный баланс интересов. Отношение к туземцам должно быть справедливым, но нельзя допускать и несправедливости по отношению к поселенцам. Законодательство не должно быть ориентировано на будущие поколения, достаточно, чтобы конституционный механизм мог развиваться с учетом новых требований. Будущее Кении будет определяться условиями, которые никто не может пред сказать и которые неподвластны ни правительству Кении, ни поселенцам. Успехи ее сельского хозяйства зависят от развития Южной Америки и Вест-Индии, от того, чья продукция победит на северных рынках. Плантаций Бразилии или Кении. Необходимо учитывать интересы европейских поселенцев в Восточной Африке. Первые поселенцы прибыли в Кению по приглашению британского правительства и их заслуги больше, чем заслуги предыдущих иммигрантов, поскольку они не были завоевателями и не устраивали массовых убийств. Такие племена, как вахума и массаи, остались такими же, какими были, им только не позволяют больше тиранизировать и грабить своих мирных соседей. Аналогичным образом мы должны признать присутствие европейских поселенцев свершившимся фактом, уважать их права, как и свободы африканцев. Желательна такая политика, которая устранила бы подозрения обеих сторон и избегала формул, вызывающих возмущение. Поселенцы должны быть уверены, что их вклад в прогресс Африки полностью оценен, но они должны понимать, что обеспечение рабочей силой в нужном количестве зависит от увеличения туземных трудовых резервов и будет связано с новыми требованиями туземцев. Главный практический вывод, сделанный на основании изучения межрасовых отношений, заключается в том, что, по аналогии со скрещиванием в животном и растительном мире и по итогам наблюдений за скрещиванием людей, смешанные браки между представителями трех первичных рас человечества порождают, в целом, низшее и нестойкое потомство, поэтому желательна сегрегация этих трех рас. Массовая сегрегация должна сопровождаться предоставлением равных возможностей для индивидуального общения, чтобы расы могли помогать друг другу и сотрудничать без той злобы, которая возникает, когда люди разного цвета кожи и уровня жизни сталкиваются на рыночной площади в борьбе за свой хлеб насущный.