Раса как политический фактор. Часть 1-я

Джон Уолтер Грегори
Лекция в Конвей Холле 15 aпpeля 1931г.

Часть I. Влияние расы

Растущее значение расовых проблем

Политические аспекты расовых проблем становятся все более сложными и важными в мировом масштабе. В Америке, несмотря на благородные усилия Ассоциаций примирения, Джером Дэвис из Йельского университета отметил в 1928 г., что «лишь немногие американцы понимают важность и масштаб, может быть, самой большой проблемы, с которой сталкивается Америка, – проблемы отношений между расами.

В какой бы части США мы ни оказались, нам приходится иметь с нею дело. На Юге негритянский вопрос – одна из самых сложных головоломок; на Востоке особые трудности создают рабочие-иммигранты, а на Западе присутствие японцев вызывает серьезные трения и расовую вражду».

В Африке отношения между европейцами и туземцами, как говорит генерал Смэтс, стали «главной проблемой ХХ века»; в результате контакта культур в Африке, добавляет он, «мы столкнулись с самой сложной расовой ситуацией, с какой когда-либо сталкивались в мире».

Австралийская политика «белой Австралии» общепризнанна теперь в Европе как здоровая и правильная, но последующие меры против иммигрантов из Южной Европы могут помешать Австралии иметь население, достаточное для ее развития.

Каждый из этих вопросов – часть всемирной проблемы межрасовых отношений, которая захватывает все более обширные пространства в связи с развитием средств сообщения, потребностью в мигрантах вследствие неравномерного распределения населения, усилением национализма, повышением уровня образования и ростом политических амбиций и все большей чувствительностью общественного сознания, которое побуждает давать утвердительный ответ на вопрос: «Разве я сторож брату моему?»

Влияние расы

Три школы спорят между собой, расходясь во мнениях относительно роли расы. Согласно одной из них, раса – это фундаментальная ценность, и будущее цивилизации целиком зависит от расовой чистоты. Пророки этой школы – Дизраэли и граф де Гобино.

джон уолтер грегори

John Walter Gregory

Дизраэли иллюстрировал важность расовой чистоты ссылками на свою собственную расу. «Евреи – раса, избегшая смешения… Арабы Моисея – самый древний, если не единственный народ не смешанной крови, живших в городах. Раса, избегшая смешения, с первоклассной организацией, это аристократия Природы». Один пункт его доктрины гласил: Блаженны расово чистые, ибо они наследуют Землю, а все ублюдки будут истреблены. «Это факт, – заявлял он, – что невозможно уничтожить чистую расу кавказского типа. Это физиологический факт, простой закон природы, против которого тщетно боролись египетские фараоны и ассирийские цари, римские императоры и христианские инквизиторы. Ни жестокие законы, ни пытки не могут привести к тому, что высшая раса будет поглощена низшей или уничтожена ею. Смешанные расы преследователей исчезли, чистая раса преследуемых осталась».

Особую важность сохранения чистоты белой расы подчеркивал граф Артюр де Гобино, основатель нордической школы. Он признавал три расы – черную, желтую и белую, но признавал их, правда, с явной неохотою, подразделениями одного вида. Он был вынужден прийти к этому выводу, исходя из факта плодовитости гибридов этих трех рас и из того, более важного для него соображения, что такое толкование санкционировано Церковью.

Он описывал белую расу как «великую и благородную», и его главное про изведение это сплошные стенания по поводу ее порчи в результате смешения с кровью цветных народов. Он допускает, что межрасовые браки могут улучшить низший тип и дать кое-какие хорошие результаты. «Художественный гений – говорит он (том 1, стр. 358) – в равной мере чужд каждому из трех главных типов, он возникает только в результате брака белых и черных». Но он заявлял, что снижение уровня белых вследствие этого – зло, с которым не сравнимы никакие благоприобретения. Смешанные браки между людьми трех главных рас он считал главной причиной вырождения человечества. «Народы вырождаются лишь вследствие смешения, пропорционально ему и в зависимости от уровня смешения» (т. 1, стр. 360).

Белая раса, которую он в своем последнем томе называет «белым видом», по его словам, «была не смешанной в эпоху богов, в героическую эпоху стала в умеренной степени смешанной, а в эпоху аристократии началось быстрое снижение ее уровня вследствие смешанных браков» (т. IV, с. 352).

Практическая политика, основанная на доктрине этой школы, это политика сохранения самых благородных рас в несмешанном виде, чтобы они мог ли оставаться на высшем уровне своих способностей и продолжать овладевать силами природы и устанавливать высшие стандарты в искусстве и этике. Позже успешные расы окажут влияние на менее развитые народы. Согласно этой точке зрения, прогресс человечества зависит от интеллектуальной аристократии народов, а прогресс народа – от специалистов высшего класса.

Вторая школа считает расу источником опасности и конфликтов и, веря, что мир во всем мире необходим для дальнейшего прогресса, надеется, что в результате широкомасштабного смешения расы исчезнут. Самый блестящий адвокат этой точки зрения – мистер Г. Уэллс.

Третья школа утверждает, что расы существуют только в предрассудках. «Раса, – говорит профессор Рос из Висконсинского университета, – это дешевое объяснение, которое профаны дают любым коллективным чертам, будучи слишком глупыми или слишком ленивыми, чтобы проследить их происхождение в физической среде, социальном окружении или исторических условиях». «Наши так называемые расовые проблемы, – говорит он, – это всего лишь проблемы, созданные нашими антипатиями». Бруно Ласкер объясняет рост расовых предрассудков недостатками образования, причем особенно вредную роль играют воскресные школы, а также «коварной тактикой эгоистической пропаганды возмутительных социальных учений».