Крах современной политологии

Я констатирую крах современной политологии. Она ничего не может объяснить. Культурологи, политологи, социологи используют устаревшие, сугубо гуманитарные методы. Единственное на что они могут опереться — статистика. Никакие биологические взаимосвязи с математическим истолкованием на серьёзном уровне для них не постижимы. У них просто нет подходящего образования.

Первая научная систематизация была создана шведским естествоиспытателем Карлом Линнеем. Она заключает, что человек (и его расовые подразделения) определяются по совокупности признаков: физических, психических, моральных. В современной политологии все эти три признака берутся сами по себе, да ещё мораль почти всегда не затрагивается вовсе. Наша задача состоит как раз в том, чтобы увязать эти признаки воедино, ибо нынешний подход полностью противоречит принципам расовой науки.

Владимир Авдеев

Сейчас очень популярен, даже моден, термин «геополитика». Такая себе современная наука, однако, существовала её более ранняя предтеча – моральная картография. Среди отцов основателей моральной картографии были Монтескье, Вольтер, Дидро. После эпохи географических открытий в трудах великих европейских философов стала ясно прослеживаться мысль: между расами существуют огромные физические различия. Различия не только в физическом облике, но и в психологии, и в морали. Эти различия стали наносить на географическую карту, как наносят на неё обычно города, климатические пояса, полезные ископаемые, урожаи пшеницы.

В дореволюционной России в полицейском участке собирались данные о состоянии морали в обществе в данном регионе. Раньше мораль считали! Например, использовался такой критерий морали, как количество незаконнорожденных детей на 1 000 человек. Сегодня можно применять другие критерии. Скажем, количество наркоманов, гомосексуалистов, проституток на ту же 1 000 человек. Мораль поддаётся вычислению. По крайней мере, мыслители 100, 200, 300 лет назад умели её так или иначе считать.

Если бы занимался изучением такой фигуры как Карл Маркс, то вместо бесконечных томов из его собрания сочинений, я бы для начала прочитал  его историю болезни. И понял бы, буду ли я заниматься дальше марксизмом или нет.

Такой вот биологический детерминизм.

Владимир Авдеев